Экстремистские посты в соцсетях

Как не сесть за посты в соцсетях: 10 правил

Экстремистские посты в соцсетях

Информационно-аналитический центр “Сова” опубликовал памятку, которую должен выучить наизусть любой российский блогер или журналист. В ней – инструкция, как не стать фигурантом уголовного дела по обвинению в экстремизме за публикации в социальных сетях.

Настоящее Время коротко, в 10 пунктах рассказывает, по каким статьям за публикации в интернете вас могут привлечь к уголовной и административной ответственности.

1. “Возбуждение ненависти и розни” (статья 282 Уголовного Кодекса)

На данный момент — это самая популярная статья, по которой привлекают блогеров к уголовной ответственности.

Старайтесь не писать и не публиковать в своем профиле тексты или графический материал, который направлен против этнических, национальных, языковых и религиозных групп.

Уголовный кодекс использует широкую формулировку “социальные группы” и почти любое количество людей, объединенных каким-либо признаком может туда попасть.

Но в УК есть приписка об “унижении” тех же групп, и что именно имеется ввиду под этим – непонятно даже правоохранительным органам. Но любые резкие высказывания в адрес таких групп могут считаться криминальными.

Что грозит?

Штраф в 100 тыс. рублей или до пяти лет лишения свободы. Если призывы к “розни” сделаны в составе группе или с использованием использовании служебного положения (иными словами, если под постом подписываются и ставят лайки ваши друзья или вы работаете в каком-то СМИ) – до шести лет.

Каждое утро для вас – наша рассылка.

2. “Призывы к экстремистской деятельности” (статья 280 УК)

Определения экстремизма в УК РФ очень размытые. Тем не менее, следует их прочитать.

Чтобы не попасть под статью 280, не стоит призывать или намекать на желание переворота, терроризма, возбуждения вражды, дискриминацию и применение насилия к социальным группам, препятствия органам власти (включая полицию и избиркомы), демонстрации запрещенной символики (пункт 9) или финансирования всего перечисленного. При должном стремлении полиции вам могут “пришить” статью об экстремизме. Криминалом может стать даже любимая блогерами фраза “Когда мы придем к власти…”

Избегайте хотя бы наиболее явных негативных высказываний, но главное — не говорите, что другим стоит пренебрежительно или негативно относиться к другим людям по таким групповым признакам (см. пункт 1).

Что грозит?

До пяти лет принудительных работ (место и вид работ определит суд) или лишение свободы на этот же срок.

3. “Призывы к сепаратизму” (280.1 УК)

Любое высказывание о желании уменьшить территорию Российской Федерации, как она изображена на официальной карте, а не только призывы к мятежу, могут считаться уголовно наказуемыми, поэтому старайтесь не высказываться, что “Крым – не наш”.

Что грозит?

То же, что и за “призывы к экстремизму” (см. пункт 2).

4. Оправдание терроризма (статья 205.2 УК)

Запрещается не оправдание в моральном или педагогическом смысле (“он мстил за отца”, “в детстве он перенес травму”), а именно одобрение и желательность терактов как метода действия. Естественно, говорить такое в адрес террористов не следует.

Что грозит?

Штраф от 300 тыс. до миллиона рублей и до семи лет лишения свободы.

5. “Реабилитация нацизма” (статья 354.1 УК)

Не стоит в записях отрицать или одобрять массовые преступления германских властей времен Второй мировой. А также “распространять заведомо ложные сведения о деятельности СССР” за тот же период.

Не стоит безосновательно дискутировать об истории, проверяйте факты и даты – гугл есть у всех.

Поскольку использована формулировка “заведомо ложных”, вашей защитой может стать ссылка на источники, как можно менее маргинальные.

Что грозит?

Штраф до 300 тысяч рублей до трех лет лишения свободы или до года исправительных работ.

Увольнения, штрафы и тюрьма – что можно получить за “лайк” в разных странах

6. “Оскорбление религиозных чувств верующих” (часть 1 статьи 148 УК)

Что такое “оскорбление” и “чувства верующих” – из УК непонятно совсем. Но это определит за вас суд. Чтобы подобного не произошло, старайтесь не высказываться грубо против религиозных обычаев, символов, учреждений или верований, принятых на территории России. Хотя бы в отношении четырех официально признанных в России религий: православия, ислама, буддизма и иудаизма.

Что грозит?

Штраф до 300 тыс. рублей и до года лишения свободы.

7. Участие в экстремистском сообществе (статья 282.1 УК) или организации (статья 282.2 УК)

Если вы не состоите в таких сообществах, то вряд ли вам стоит беспокоится, но все же не делайте перепосты статей или заявлений лидеров из уже запрещенных Минюстом групп (террористических или экстремистских). На всякий случай перепроверьте список сообществ, в которых вы состоите в социальных сетях. Поверьте, а лучше посмотрите: некоторые группы могут быть вполне неочевидными.

Что грозит?

От штрафа до 300 тыс. рублей до лишения свободы на шесть лет.

8. Распространение “экстремистских материалов” (статья 20.29 Кодекса Административных Правонарушений)

Достаточно трудно соблюсти этот пункт: на сайте Минюста уже около 3,5 тыс. всевозможных книг, песен, видеороликов и сайтов. И публикация на вашей страничке в соцсети уже считается массовым распространением.

Перед тем, как поделиться каким-то материалом с друзьями проще всего задать в поисковике его название в разделе новостей, скорей всего оно там появится. Еще вариант искать в официальном списке Минюста. Ну, и конечно, включить здравый смысл.

Что грозит?

Штраф до трех тысяч рублей или арест на 15 суток.

9. Демонстрирование запрещенной символики (статье 20.3 КоАП)

Вне зависимости от вашего намерения и контекста публикации на вашей страничке, достаточно самого наличия на картинке или в видео запретных символов, – вы будете привлечены к ответственности.

Среди запрещенной символики:

  • Нацистская. К ней относятся символы, использовавшиеся в Третьем Рейхе, и организаций, которые с ним сотрудничали и отрицают их преступления. Иногда это символы современных неонацистов.
  • Сходная с нацистской до степени смешения. Термин “до степени смешения” означает сходство, затрудняющее различение для обычного человека. Степень сходства определяет суд.
  • Символика запрещенных за экстремизм и терроризм организаций (см. выше). Каталога такой символики нигде сейчас нет, но если вы регулярно постите на эту тему, то наверняка с ней вы уже встречались.

Что грозит?

Штраф до двух тысяч рублей или арест на 15 суток.

10. Дополнительные рекомендации: отключите чувство юмора

“[Не стоит писать про] Украину, Крым, исламскую пропаганду – это наиболее болезненные темы”, – советует эксперт Центра “Сова” Наталия Юдина.

В “Сове” также отмечают, что в России при рассмотрении таких дел не учитывают ни контекст, ни иронию, ни юмор, ни даже тот факт, что вы лично не являетесь автором каких-либо материалов. К анализу поста привлекут стороннего эксперта, который должен установить одно: возбуждает ли фраза или материал ненависть.

Скорей всего сотрудники правоохранительных органов будут смотреть только на вашу “стену” в соцсетях, но подчистить сохраненные публикации и материалы тоже бы следовало. Если какой-то материал отнесут к экстремистским, а он был ранее опубликован на вашей странице в Сети, суд все равно будет его учитывать.

Источник: https://www.currenttime.tv/a/27855847.html

«Границу дозволенного я обозначить не могу» Эксперт-лингвист Игорь Огорелков — о том, какие посты в соцсетях могут считаться экстремистскими — Meduza

Экстремистские посты в соцсетях

В России ежегодно растет число преступлений, связанных с экстремизмом и призывами к нему. По данным информационно-аналитического центра «Сова», в 2016 году было возбуждено 563 уголовных дела, в 2017-м — 658.

Большинство фигурантов таких дел — граждане, высказывавшиеся о политике на своих страницах в социальных сетях; жалобы в Европейский суд о незаконном преследовании за слова правозащитники исчисляют десятками.

В основе многих приговоров по статьям, связанным с экстремизмом и с призывами к нему, лежит лингвистическая экспертиза, — как правило, она делается в рамках следствия, и выводы экспертов не противоречат обвинению.

Журналистка «Медузы» Ирина Кравцова поговорила с начальником отдела лингвистических экспертиз Игорем Огорелковым и попыталась выяснить, что же все-таки является экстремизмом в соцсетях, а что — нет, но четких ответов не получила.

19 апреля в Институте русского языка имени Пушкина в Москве состоялся семинар, посвященный проведению психолого-лингвистической экспертизы при рассмотрении дел, связанных с экстремизмом.

Его участники — профессиональные эксперты-лингвисты и представители научно-исследовательских институтов при силовых структурах — говорили о том, что единого метода проведения таких экспертиз в России до сих пор нет.

В семинаре, в частности, принимали участие эксперты Московского исследовательского центра, поэтому «Медуза» обратилась за пояснениями о работе экспертов по резонансным делам об экстремизме к ним.

— Почему количество уголовных дел, связанных с призывами к экстремизму, растет?

— Больше людей стали сидеть в интернете. Раньше мы анализировали книги, листовки и плакаты. Когда все перешли в интернет, мы стали анализировать интернет-контент — и тут перед нами открылось непаханое поле.

— У вас и у других экспертов в разных центрах и регионах есть какие-то общие критерии или алгоритмы, позволяющие вам сделать вывод, есть экстремизм в публикациях или нет?

— У МВД, Следственного комитета, Министерства юстиции и частных экспертных организаций имеются свои методики. Они, к сожалению, отличаются друг от друга, и до сих пор нет единого межведомственного подхода к анализу материалов, которые исследуют на наличие признаков экстремизма.

Кроме того, с развитием интернета появилось новое явление: поликодовый текст — картинка с текстом.

Это сейчас самый ходовой объект нашего исследования, потому что пользователям гораздо легче постить готовые картинки с текстом — и они активно это делают.

Дальше таких картинок в интернете станет еще больше, а в настоящее время мы буквально стоим на пороге экспертной революции. Написание методики анализа поликодовых материалов представляется достаточно актуальной задачей.

— И сколько нужно времени на создание такой методики?

— Методика появляется, когда накапливается опыт проведения исследований — не раньше чем через три года. Сейчас для поликодовых текстов пытаются выработать алгоритм анализа, но он не всегда подходит.

 — Приведите пример, когда для поликодового текста — мы же говорим о мемах и тому подобном — может не подойти алгоритм, созданный для экспертизы обычного текста?

— В обычном тексте анализируется только вербальная составляющая, а визуальное изображение может кардинально поменять смысл материала. 

— И чем он будет отличаться?

— Он очень отличается. Картинка с текстом содержит вербальную и визуальную информацию в совокупности. Исследования данного объекта проводят два эксперта — лингвист и психолог. Лингвист выявляет смыслы и оценки, анализирует текст, а психолог определяет, есть ли в публикации конфликт, выявляет социально-психологическую направленность материала. 

Качественный анализ поликодового текста могут сделать только лингвист и психолог в тандеме. При этом характер человека, опубликовавшего текст, не учитывается ни экспертом-лингвистом, ни экспертом-психологом. 

— А зачем методики, если можно просто смотреть, как применяется 282-я статья на практике?

— Мы читаем Уголовный кодекс, знаем, как называются экстремистские статьи, — например, та же статья 282 УК РФ, изучаем экспертный опыт государственных и негосударственных учреждений — и уже потом, учитывая данную информацию, пишется методика.

— Мы недавно публиковали историю орловского учителя Александра Бывшева: его осудили за стихотворения, в которых обнаружили экстремизм.

Интересно в этой ситуации то, что следствие заказало экспертизу в местном университете, а суд потом запросил еще одну — в Московской гильдии независимых экспертов.

Одни эксперты нашли в стихотворениях экстремизм, а другие — нет. Как бы вы могли это объяснить?

— Экспертизу может проводить и эксперт государственного экспертного учреждения, и частный эксперт, имеющий специальные познания в области лингвистики и психологии.

При этом, даже имея высочайшую квалификацию ученого-лингвиста, потенциальный частный эксперт может не иметь опыта проведения психолого-лингвистической экспертизы.

Качественное заключение эксперт может сделать только при условии, если у него есть сертифицированная методика, опыт, специальные знания. 

— Где грань между свободой слова и экстремизмом?

— Является ли высказывание экстремистским или нет, определяет суд. Эксперт дает лингвистическую или психологическую оценку представленных материалов. В статье 282 УК РФ написано, что нельзя разжигать ненависть, но люди-то сейчас ученые стали, редко кто открыто призывает. А свобода слова — это неотъемлемое право любого гражданина РФ, согласно Конституции.

— А если человек хочет написать на своей личной странице, что его страна ведет войну с другой, и поддерживает граждан страны-противника, а позицию своей страны не разделяет. Человек просто делится своим мнением, он не призывает никого ни с кем бороться. Это экстремизм?

— Каждый случай нужно смотреть в отдельности, четких маркеров и алгоритмов нет. Нельзя просто взять картинку или текст и сказать — так можно, а так нельзя, потому что есть очень много других факторов.

— А может человек написать на своей странице, что занимает позицию, отличную от позиции государства, призывая при этом поддержать его?

— При анализе высказывания учитывается много факторов. Например, где размещено ваше высказывание — в публичном пространстве, СМИ или где-то еще. Если не хотите внимания [со стороны правоохранительных органов] — не пишите лишнего.

Тем более в социальных сетях. Вы должны думать не только о том, что вы вкладываете в свое высказывание, но и о том, как его воспримут. Одно дело, вы у себя дома на кухне маме сказали о чем-то, а другое дело, если вы разместили это.

— Так где у нас граница дозволенного?

— Человек должен понимать, что он делает в интернете, для чего он туда заходит. Границу дозволенного я обозначить не могу.

 — Бывает такое, что вы читаете в прессе, что человека осудили по 282-й статье, и пожимаете плечами: ну а здесь-то преступление в чем?

— Я не имею информации, за какой материал человека осудили по статье 282. В федеральном списке экстремистских материалов как таковых текстов нет, там только названия.

— Но вы же читаете СМИ, видите контекст. Например, жительницу Красноярска приговорили к двум годам условно за картинку, которую она поместила в закрытый альбом во «ВКонтакте», он был доступен только ей. Это же почти как с мамой на кухне: не публично, к вражде нет призыва.

— В моей практике не было, чтоб я сокрушался по поводу несправедливо вынесенных решений. 

— Означает ли это, что я в принципе не могу пользоваться своей страницей в социальной сети как площадкой для публикации своего мнения?

— Для выражения своего мнения можете. Но лучше не переходить границы правового поля.

— А если я закрою доступ к своим записям во «ВКонтакте» от всех?

— А какая у вас есть уверенность, что его никто не увидит? Это как, знаете, человек получает в Сбербанке карточку и думает, что только он ею может воспользоваться. 

— У вас нет ощущения, что правоохранительные органы несправедливо применяют 282-ю статью? Что она сама по себе несправедлива, потому что позволяет преследовать за высказанное мнение?

— Я эксперт, я оцениваю материалы. Эксперт не дает правовую оценку материалам, и его политические взгляды в данном случае не имеют решающего значения.

— Это не политические взгляды, это экстраполирование вашей личной работы в контекст происходящих в стране событий.

— Я должен быть объективен в анализе материала, который предоставляют правоохранительные органы. 

— Имеет значение, кто публикует пост с призывами к разжиганию той или иной розни — человек либеральных взглядов или разделяющий политику государства?

— При анализе материала принимается во внимание коммуникативная цель публикатора, социально-психологическая направленность материала. Выводы по материалам даются на основании утвержденной методики.

— Угроза превратить США в радиоактивный пепел — экстремизм?

— Мы как эксперты не определяем, является ли высказывание или текст «экстремизмом» или нет. Решение по признанию материала экстремистским принимает суд. Что касается данного конкретного случая, то призыва сжигать тут нет, но нельзя анализировать высказывания, вырванные из контекста, — иначе можно допустить ошибку. 

— Если эта грань настолько тонка, должна ли быть такая строгая уголовная ответственность? Получается, вы сидите за столом и решаете вопрос: прямой тут призыв или только косвенный — а против человека уголовное дело возбуждено, его в тюрьму посадить могут.

— Должны быть единые межведомственные методики, в которых было бы четко сказано, в каких поликодовых текстах содержатся лингвистические и психологические признаки, например, возбуждения ненависти, вражды, а в каких — нет.

— Нет таких методик, вы сами говорили.

— Единых межведомственных методик по поликодовым текстам — нет.

— Тогда вы как эксперт признаете, что не можете в ста процентах случаев объективно установить грань дозволенного.

— Ну, так с любой экспертизой. Вы так говорите, как будто одна лингвистика — субъективна, а все остальные экспертизы — точные. Экспертиза по определению почерка тоже не стопроцентная — зависит от качества объекта. Так же и у нас — не все же идеально.

— А вы сталкивались с давлением правоохранительных органов? В их заинтересованности в результатах экспертизы?

— Нет, это исключено. Как вы себе это представляете?

— Бывает ли такое, что эксперт вступает в сговор со следствием и…

— Нет, это исключено! Каждый эксперт — профессионал, он дорожит своей репутацией. Какой же это эксперт, если на него можно оказать какое-то воздействие? Мы оцениваем материал, и другой оценки, кроме объективной, дать не можем, потому что дорожим своим именем, репутацией экспертного учреждения.

— Скажите, в скольких процентах случаев вы принимаете решение, что в присланных на экспертизу материалах есть экстремизм?

— Примерно в половине случаев. 

Источник: https://meduza.io/feature/2018/04/27/granitsu-dozvolennogo-ya-oboznachit-ne-mogu

Кому грозит уголовная ответственность за лайки и репосты?

Экстремистские посты в соцсетях

Любителям оценивать посты в соцсетях и делиться ими со своими друзьями и подписчикам следует быть осторожными, ведь в российском законодательстве предусмотрена не только административная, но и уголовная ответственность за лайки и репосты. Рассказываем, в каких случаях легко заработать реальный срок тюремного заключения и как подстраховаться от неприятностей.

Действия с последствиями

Часто случается, что мы не слишком задумываемся над тем, что постим у себя на странице, какие публикации оцениваем положительно, комментируем и высказываем резкое мнение по поводу той или иной информации. Но незнание законов и даже невольное их нарушение приводит к серьезным последствиям.

Так, уголовная ответственность за репост в интернете в соответствии со статьями 205, 280 и 354 УК РФ грозит тем, кто неосознанно или намеренно призывает:

  • к терроризму или экстремизму;
  • к нарушению границ территории России;
  • к ненависти к определенной категории лиц, принадлежащих к той или иной национальности, расе, полу, религии, соцгруппе, а также публично оскорбляет верующих.

На заметку! За репост несанкционированного митинга или размещение старых фото с нацистами под статью, вероятно, не попадешь. Отделаешься штрафом и блокировкой страницы.

Реальный срок могут схлопотать и те, кто поддерживает националистические идеи, отрицает или публикует заведомую ложь по фактам Второй мировой войны, одобряет действия фашистских захватчиков и не видит криминала в поступках преступников, осужденных на Нюрнбергском процессе.

Предусмотрена и административная ответственность за репост в интернете и комментарии, которые содержат:

  • демонстрацию нацистской свастики и атрибутики;
  • пропаганду экстремистских и террористических групп, организаций.

Наверняка многие замечали, что часто фигурирующая в новостях ИГИЛ* идет со «звездочкой» и сноской, что данная террористическая организация на территории РФ запрещена федеральным законодательством. Именно так СМИ подстраховываются от неприятностей неправильного толкования новости и от обвинений в пропаганде запрещенной организации.

Важно! Верховный суд считает, что если материал содержит призывы к насилию, ненависти, вражде, унижает достоинства определенных лиц, его автора следует судить по уголовной статье.

Верховный суд пояснил, что суды обязаны учитывать все обстоятельства правонарушения:

  • умышленно совершено деяние или «по глупости»;
  • систематичность «плохих» публикаций;
  • содержание поста или комментариев;
  • степень агрессивности автора и постящего.

Ответственность отличается в зависимости от тяжести, и за одно и то же можно получить как штраф, так и реальный срок – см.таблицу 1.

На заметку! За раскрытие личной тайны третьим лицам также можно получить от 200 тысяч штрафа до 2 лет тюрьмы.

А как же свобода слова?

Ответственность за репост экстремистских материалов и другой запрещенной информации отличается.

Если лайкнувший элегантную форму нацистов или снимки с ужасами концлагерей еще и может отделаться профилактическим разговором с полицейскими, предупреждением или административным взысканием, то тот, кто регулярно и намеренно призывает к геноциду, массовым репрессиям, нарушению территории страны путем революции или военных действий, вполне может отправиться на нары.

Количество подобных дел становится всё больше. По мнению директора ВКонтакте Андрея Рогозова, правоохранители часто не отличают намеренную публикацию экстремиста от «безобидной» иллюстрации. Так, тывинской журналистке пришлось объясняться в правоохранительных органах за публикацию интервью, которое было проиллюстрировано ретроснимками с изображением фашистской свастики.

Конечно, подобный «беспредел» властей заставил пользователей соцсетей и форумов активно обсуждать тему ответственности за репост в интернете.

Традиционно вспоминали демократию и свободу слова, рассказывали про «фантастические» способности родной полиции, которая «если захочет, то докопается до столба».

Одни предлагали пользоваться иностранными соцсетями, другие – запретить репосты вовсе, чтобы каждый отвечал только за свои посты, третьи – напоминали, что «соцсети – зло!».

Что советуют юристы

Юристы, опрошенные порталом РБК, пояснили, что законодательство не делает различий между оригиналом и репостом. К слову, и понятия «репост» в законах нет, зато есть статьи за распространение запрещенной информации, публичную демонстрацию и призывы к противоправным действиям.

Обвинителю в суде придется доказать, что:

  • действие совершено осознано;
  • информация распространена публично.

Репост – осознанное действие, поэтому в нем легко усмотреть прямой/косвенный умысел. Даже без комментариев репост публикации с запрещенным контентом может повлечь разбирательства и обвинения со стороны правоохранителей.

Вспоминается история челябинского журналиста, который в статье «Публичные призывы к экстремизму» опубликовал листовку-обращение одной из националистических организаций.

Как профессионал, он не выразил в публикации никакого мнения, позволив читателю самостоятельно сделать выводы, но оказался перед угрозой получения 4-летнего срока. Следствие посчитало, что у журналиста «сложились представления, основанные на стойком недовольстве».

На заметку! Юридические эксперты РБК не смогли вспомнить ни одного дела, которое возбудили против того, кто четко написал, что не поддерживает изложенное в статье или посте.

Следует знать, что количество друзей у пользователя соцсети, который репостнул не то, что следует, значения не имеет. Даже если у вас всего один «френд» и вы разместили на своей странице только один пост, закон сочтет это публичным распространением/демонстрацией и накажет по всей строгости.

Не смягчается ответственность за репост с удаленной страницы, ведь выложив пост в своей ленте, человек автоматически становится «автором», и неважно, кто был первоисточником и был ли он вообще. Не поможет и удаление страницы – вся история хранится, и при необходимости демонстрируется на суде.

Не поможет подстраховаться и создание фейковой странички, то есть регистрация с вымышленными персональными данными. Например, ВКонтакте активно сотрудничает с правоохранителями, и личность «преступника» быстро устанавливается.

Важно! Срок давности не имеет значения. Если в ленте пользователя «висит» даже материал 2010 года, его вполне могут посчитать «свежим» и вменить нарушителю статью.

Проблема большинства в юридической неграмотности. Обязан ли обыватель знать, на что наложен запрет, а на что – нет? Если руководствоваться постулатом, что незнание закона не освобождает от ответственности, то да, обязан.

По логике необходимо регулярно мониторить список экстремистских статей, аудио- и видеоматериалов, а также другой информации на сайте Министерства юстиции. Список на момент подготовки статьи включал почти 5 тысяч наименований, и обычный человек вряд ли дочитает его до конца, не говоря уже о том, чтобы запомнить тысячи наименований.

Поэтому юристы дают главный совет – делитесь на своей странице тем, что в принципе не может привлечь внимание правоохранителей.

А если не готовы постить котиков и кулинарные рецепты, то:

  • в качестве своего региона указывайте Москву – так меньше шансов на проверку;
  • не оформляйте на свой паспорт симки даже друзьям и родным – регистрация в соцсетях происходит по сотовому номеру, который привязан к конкретной сим-карте, поэтому доказать в дальнейшем, что страница не ваша, будет крайне сложно;
  • не сохраняйте автоматическое введение паролей – так следователи не смогут добраться до содержимого вашего компьютера, а вводить пароль силой заставить вас не могут;

Источник: https://zen.yandex.ru/media/subsidii/komu-grozit-ugolovnaia-otvetstvennost-za-laiki-i-reposty-5c94e6dab3119921e9d37a7f

Как выразить свое мнение в соцсетях и не попасть под статью за экстремизм?

Экстремистские посты в соцсетях

Среди российских пользователей соцсетей свыше 35 млн активных авторов, которые за месяц сгенерировали почти 620 млн. сообщений.

Но как часто каждый из них задумывается о своих высказываниях в сети Интернет? Скорее всего, никогда. А, между тем, за некоторые слова или публикацию изображений можно получить реальный срок. Адвокат Кирилл Бушуров помог ivbg.ru составить инструкцию, как не попасть «под статью» за экстремизм.

Конституция России гарантирует свободу мысли и слова и устанавливает запрет на цензуру.

НО!

Закон «О противодействии экстремистской деятельности» вводит запреты на пропаганду и агитацию различного рода экстремистской информации, а Уголовный кодекс и КоАП закрепляют ответственность за нарушение этого закона.

Опасность таится в размытых формулировках признаков  «экстремистской информации». К примеру, нельзя демонстрировать нацистскую символику и свастику, в целях пропаганды фашизма и нацизма. НО, закон не возбраняет размещать фотографии времен нацисткой оккупации, на которых изображены войска вермахта. Не запрещено, потому что это исторический факт.

Однако, судебная практика подтверждает, что привлечь за публикацию исторического фото могут. Например, журналистку, выложившую в сеть такую фотографию, суд признал виновной в публичной демонстрации нацисткой символики.

Сразу отметим, что такого понятия как «репост» в законодательстве нет. Суды трактуют «репост» как распространение информации и точка.

Если быть привлеченными к ответственности за экстремизм не входит в ваши планы, воздержитесь от размещения информации, пропагандирующей или агитирующей социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду.

Избегайте обсуждений о том, какая национальность или религия лучше. Не делайте репосты оскорбительных высказываний и т.д. В общем, будьте толерантны в вопросах национальностей, вероисповеданий и держите эмоции при себе.

А если уж захотелось разместить фотоснимки Выборга времен Великой отечественной войны, на которых запечатлены фашистские войска, почему бы и нет? Но лучше воздержитесь от публикации, если на них присутствует свастика и прочая нацистская символика.

Информация о том, какие действия считаются экстремистскими, содержится в статье 1 Федерального Закона № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

Список довольно внушительный, ознакомиться с ним можно ЗДЕСЬ.

Из того, что наиболее актуально для соцсетей отметим публичное оправдание терроризма; возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни, а также пропаганду превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности; пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики, сходных с нацистскими; публичные призывы к осуществлению экстремистских деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения.

Также наказуемо публичное заведомо ложное обвинение лица, занимающего государственную должность РФ или субъекта РФ, в совершении им экстремистских деяний.

Например, Дмитрий Семёнов из Чувашии был осуждён за перепост в соцсети «ВКонтакте» демотиватора с карикатурой на премьер-министра Дмитрия Медведева. Сам пользователь пояснил, что поставил «лайк» тексту интервью, а карикатура «подвязалась» автоматически.

Однако, суд постановил, что Семёнов публично призывал к осуществлению экстремистской деятельности.

За высказывания в соцсетях согласно статье 280 и всем пунктам статьи 282 УК РФ вы можете лишиться свободы на срок до 6 лет, а заодно и права заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Суд также может запретить служить в войсках по контракту и правоохранительных органах, в государственных и муниципальных органах власти, работать в образовательных учреждениях и заниматься частной детективной и охранной деятельностью.

Массовое производство и распространение экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения влечет наложение административного штрафа:

  • на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей либо административный арест на срок до пятнадцати суток;
  • на должностных лиц — от двух тысяч до пяти тысяч рублей;
  • на юридических лиц — от ста тысяч до одного миллиона рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Кстати, под массовым понимается распространение материалов среди неопределенного круга пользователей, то есть репост вполне подпадает.

Данные по числу осужденных по экстремистским статьям (282, 282.1 и 282.3 УК РФ) всеми судами России по годам

ГодОсужденных по основной квалификацииКвалификация вменена в дополнение к другому преступлению
201322748
201430740
2015414110

Таким образом, с 2013 по 2015 год количество осужденных по экстремистским статьям увеличилось почти в два раза.

Партнер проекта Адвокатское бюро «Бушуров и партнеры»

Источник: https://ivbg.ru/7792815-kak-vyrazit-svoe-mnenie-v-socsetyax-i-ne-popast-pod-statyu-za-ekstremizm.html

Сел за мемасик. Как в России наказывают за

Экстремистские посты в соцсетях

  • Наталия Зотова
  • Русская служба Би-би-си

Anton Vaganov/Interpress/ TASS

Эксперты и правозащитники говорят, что в России с каждым годом увеличивается количество уголовных дел за публикации в интернете. Пользователей судят за картинки с мемами, их репосты и даже лайки к ним.

В понедельник в Барнауле начался суд на 23-летней Марией Мотузной из-за сохраненных в ее аккаунте “ВКонтакте” картинок. Изображения можно было найти, только покопавшись в фотоальбомах на ее личной странице.

Заявление на Мотузную написали две студентки Алтайского филиала РАНХиГС. Они же обратились в полицию, обнаружив на странице другого жителя Барнаула, Даниила Маркина, мем, где герою сериала “Игра престолов” Джону Сноу пририсован нимб.

Би-би-си изучила, действительно ли в России стали чаще сажать по обвинениям подобного рода.

Информационно-аналитический центр “Сова” ежегодно анализирует правоприменительную практику российского законодательства об экстремизме.

По его подсчетам, в 2017 году уголовных дел было больше, чем в 2016-м, но не намного. Приговоры получили 228 человек и 220 соответственно. По словам руководителя центра, количество подобных дел увеличивается год от года.

Правозащитники утверждают, что к ним все чаще стали обращаться за помощью в связи с преследованиями по экстремистским статьям УК.

“Буквально за последние полтора месяца нам написали человек семь, хотя обычно пишут один-два человека в месяц. В основном, это те, в чьем отношении только что возбудили дело, либо идет доследственная проверка”, – рассказала Би-би-си сотрудница правозащиты “Открытой России” Валентина Дехтяренко.

Много обращений, по ее словам, приходит из регионов. “К сожалению, трудно выделить статистику, так как многие соглашаются на сделку со следствием и никому ничего не рассказывают, чтобы получить штраф или условный срок”, – говорит Дехтяренко.

“Когда началась президентская кампания, было явное ощущение, что такого рода уголовным делам зеленый свет не дадут.

А конвейер работал, но работал в стол, реализовывать дела было нельзя, – считает глава международной правозащитной группы “Агора” Павел Чиков.

– После выборов и инаугурации пришло время достать накопленные материалы. Есть ощущение, что этот всплеск связан именно с этой временной паузой”.

Так называемых “экстремистских” статей в российском Уголовном кодексе несколько. Кроме 282-й статьи (возбуждение ненависти и вражды), это статья 354.

1 (реабилитация нацизма), 148-я статья (оскорбление чувств верующих), появившаяся после панк-молебна Pussy Riot в 2012 году, и самая новая – 280.

1 (призывы к сепаратизму), которая вступила в силу в мае 2014-го после аннексии Крыма Россией.

Российские следственные органы и суды находили нарушения закона в фотографиях, фотоколлажах, картинках с мемами и даже лайках к постам. Вот несколько примеров.

  • 22-летняя жительница Белгородской области выложила “ВКонтакте” фото, на котором прикуривала сигарету от свечи в православном храме. Ее судили и оштрафовали за оскорбление чувств верующих.
  • На студента юрфака Алексея Свердлова, мечтавшего стать следователем, завели уголовное дело, обвинив в призывах к осуществлению экстремистской деятельности. После того, как молодой человек прошел стажировку в местном СК, его привели на допрос к его бывшему начальнику. В вину юноше вменили 12 мемов из его профиля “ВКонтакте”. В их числе: фотографии девушек, пытающихся есть лапшу в мусульманских одеяниях (абаях), изображение кавказцев в красных мокасинах, а также мем про актера Уилла Смита и робота, который называет его “негром”.
  • Житель города Советская Гавань в Хабаровском крае поставил лайк в “Одноклассниках” демотиватору с пожеланиями смерти и позора русским, которые едут воевать в Донбасс. Против него возбудили уголовное дело по обвинению в возбуждении ненависти по национальному признаку.
  • Глава петербургской языческой общины “Асатру” Евгений Салтыков обратился в полицию, после того как обнаружил у администратора языческого сообщества “Яблоки Идунн” Натальи Телегиной в сохраненных картинках “ВКонтакте” рисунок с викингом, занесшим молот над православным храмом. Салтыков объяснил, что не собирается поощрять “моду на неуважение, на нетерпимость”. Телегину осудили на два года условно за оскорбление чувств верующих.
  • В Санкт-Петербурге поссорились два сторонника националистических взглядов. Один из них, пытаясь “потроллить” товарища, опубликовал коллаж: к фото приятеля на фоне флага СССР добавилась надпись, из которой следовало, что тот жаждет “триумфа сионизма”. Кроме того, разозленный приятель призвал в посте убить своего товарища. Друзья помирились, но их делом теперь занимается Следственный комитет.

Безоговорочный лидер по приговорам – “ВКонтакте”. Согласно докладу “Совы” за 2017 год, 138 постов, привлекших внимание следователей, были размещены во “ВКонтакте”, по 2 – в , “Живом журнале” и на .

Судебная практика “Агоры” позволяет делать вывод, что администрация “ВКонтакте” активно сотрудничает со следственными органами, раскрывает данные пользователей, их адреса, телефоны, время выхода в интернет.

“Нам не приходилось сталкиваться с тем, что на такое сотрудничество идет , или даже “”, – отмечает Чиков.

В январе 2018 года уголовное дело впервые завели за репост поста в Telegram. Дмитрий Третьяков из Приморского края перепостил запись публициста Аркадия Бабченко в групповой телеграм-чат сторонников оппозиционера Алексея Навального. К самому Бабченко правоохранители претензий не имели, но на Третьякова завели дело за публичные призывы к экстремизму и отправили в СИЗО.

На момент написания статьи в нем было 8,5 тысяч физических лиц – россиян. В списке можно найти как Марию Мотузную, так и чеченских террористов Доку Умарова и Шамиля Басаева (ныне покойных).

Людям, попавшим в этот список, грозит пожизненная блокировка банковских счетов и увольнение с работы.

Блогер Руслан Соколовский, который получил условный срок за то, что играл в игру Pokémon Go в церкви, после приговора полностью перешел на биткоины. Его счета и аккаунты на Webmoney, QIWI и PayPal были заморожены.

По закону фигуранты “перечня экстремистов” имеют право снимать до 10 тысяч рублей в месяц наличными на себя и каждого неработающего члена семьи. Для этого нужно всякий раз идти в банк и писать заявление.

В октябре 2017 года глава Федеральной службы по финансовому мониторингу Юрий Чиханчин на встрече с президентом Путиным назвал это своим достижением: “Самый главный результат – то, что мы запустили в России механизм внесудебной заморозки активов лиц, имеющих отношение к терроризму. На сегодняшний день в общей сложности только в этом году мы заморозили порядка шести миллионов рублей”.

Четкой процедуры разморозки замороженных счетов не существует, объяснил Би-би-си адвокат Иван Павлов. В редких случаях осужденным удается добиться исключения из списка. Например, из списка исключили члена “Открытой России” Дмитрия Семенова – и то только потому, что его амнистировали.

Борьба с экстремизмом – приоритетная задача, которую ставит перед силовиками государство, объясняет Павел Чиков.

“А борьба выражается в количестве возбужденных дел, в количестве обвинительных приговоров, – говорит правозащитник. – Система работает по пути наименьшего сопротивления.

Разыскать, внедриться и собрать доказательства на неонацистскую банду или террористов – это нужно много сил и средств.

Проще помониторить интернет по ключевым словам и собрать доказательства, не выходя из собственного кабинета”.

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-45062731

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.